О психиатрах

Обладают ли врачи-психиатры какими-то специфическими особенностями личности? Ведь если теоретически могут иметься специфические свойства личности у моряков или у геологов, то должны быть они и у врачей-психиатров?

На этот вопрос можно ответить только отрицательно.

psyhiatry
Обладают ли врачи-психиатры какими-то специфическими особенностями личности?
Так же, как никто еще не описал какие-то чрезвычайные, неповторимые черты личности у носителей конкретных профессий, так нет их и у психиатров, хотя, конечно, у них имеется в общем больший, чем у представителей других профессий, интерес к душевной жизни человека. К познанным и еще не познанным явлениям человеческой психики. Их гуманизм — это гуманизм, присущий вообще профессии врача, а не только профессии психиатра. Если среди врачей-психиатров и встречаются люди, обращающие на себя внимание экстравагантностью, эгоизмом или властолюбием, то это не оттого, что благодаря этим чертам они стали психиатрами, а потому, что среди психиатров бывают разные люди, в том числе и с такими чертами, которые не имеют отношения к их профессии. Но как бы то ни было, профессия психиатра является, вероятно, одной из наиболее интеллигентных среди медицинских специальностей.

Квалификация психиатра не всегда зависит от возраста, хотя после 5 —15 лет практики врач, как правило, приобретает необходимый опыт, терпение и здравый смысл, без которых никакого эффективного психиатрического лечения не бывает. К 30 годам обычно врач уже более осторожно и бережно начинает относиться к больному, более трезво оценивает свои возможности. Конечно, у врача-оптимиста всегда легче лечиться, особенно больному с таким же складом характера. Впрочем, пациенты-оптимисты в жизни редки, болезни чаще всего появляются у пессимистов.

В общем как в отношении любой профессии, так и в отношении психиатрии можно сказать, что для того, чтобы стать хорошим психиатром, помимо знаний и интуиции, нужен еще и талант.

А что же ценят больные в своих врачах? В разных странах провели такое исследование: пациентов психиатрических учреждений попросили написать, почему им нравятся их лечащие врачи. Ответы были различные, но на первом месте было одно и то же: большинству пациентов нравятся те психиатры, которые по-человечески, неформально, душевно к ним относятся, кто способен вызвать к себе симпатию.

 Ни обстановка учреждения, ни интерьер помещений, ни внешнее оформление приема в конечном итоге не имеют существенного значения для тех, кто долгое время лечится у психиатра (для новичков это, может быть, и играет какую-то роль); больной с длительным стажем лечения ценит во враче не должности и манеры, а знания и человеческие качества, которые и определяют в конечном итоге результаты лечения и чувство внутреннего спокойствия у больного. Из этих двух – никогда не противопоставляемых компонентов (знания и человеческие свойства) на первое место следует все же поставить второе – для врача-психиатра главнейшее. Мы видели много душевнобольных людей, которые предпочитали лечиться у врачей, не имевших никаких научных титулов и видного положения в научно-общественном мире, хотя эти больные обладали возможностью лечиться у самых знаменитых и «модных» врачей. Они отказывались и искали врача «по себе», приятного им и не старавшегося как-то их подавить, но внушить им не только спокойствие и уверенность (это главная цель всякой врачебной беседы), а и уважение к себе и к своим званиям.

Для больного, который лечится у хорошего психиатра (т.е. квалифицированного специалиста и хорошего человека: умного, образованного, снисходительного, неэгоистичного, не пропускающего возможности сделать добро, отзывчивого, честного и т. д.), важно не то, где врач ведет прием (на улице, в обычной комнате или роскошном кабинете), а то, как он ведет его. Мы видели больных, которые, чертыхаясь, выходили из профессорских кабинетов и шли в обычные поликлиники.

Психиатрия в высшей степени совмещает в себе полезность и красоту.

 Как и все области знаний, она нуждается в притоке талантливой молодежи, которая могла бы самоотверженно и честно заниматься этой наукой, не ища в ней материальной выгоды или возможности отреагировать свои властолюбивые комплексы на беззащитных больных; психиатрия, как и любая из наук, нуждается в моральном здоровье, ибо в наше время на первый план в любой профессии (а тем более врача) выходят не только профессиональные знания, но и нравственные установки самого специалиста, от которых зависит, на что – добро или зло – направит он свои знания и власть.

sotrudnicestvo
Большинству пациентов нравятся те психиатры, которые по-человечески, неформально, душевно к ним относятся
Об этом еще в 1911 году писал выдающийся харьковский психиатр Николай Васильевич Краинский (1869—1951): «Психиатр обладает страшной властью над себе подобными! Ни один монарх в стране грубого деспотизма не обладает и тенью той беспредельной силы и безапелляционной власти, которую может проявить заурядный врач психиатрической больницы по отношению к своему клиенту».

Один из бальзаковских персонажей говорит, что врачи, юристы и священники ходят в черных одеждах оттого, что благодаря своей профессии они вынуждены постоянно общаться с самыми тяжелыми сторонами человеческой жизни. И действительно, редко кто из представителей иных медицинских специальностей сталкивается с таким множеством невероятных человеческих судеб, запутанных, порой трагических жизненных путей, редко кто наблюдает так много страданий и горя, чудовищных стечений обстоятельств.

Врачи-психиатры – это обычные люди, которые заканчивают медицинские институты и работают по избранной профессии. Не такая уж долгая история психиатрии знает много удивительных примеров беззаветного труда, почти фантастического гуманизма и героизма представителей этой профессии.

Из книги "Беседы о детской психиатрии" М.И. Буянова.

 

Сделано в IT4 - Создание и поддержка web сайтов (Websites development & support)